Рассказы

Рассказы

Вторая притча про Авву Артемона. Пришел как-то в монастырь к авве Артемону молодой послушник по имени Варух. Благословил его старец трудиться в пекарневместе с опытным иноком Наумом. Шло время, но как ни старался юноша, ничего у него не получалось: то тесто выходило не таким, как должно, то пригорали лепешки, то…
Двадцать минут ходьбы по знакомой улице, и сердце радостно вздрагивает. Колокольный звон наполняет душу каким-то особенным спокойствием, вытесняя тревожные мысли и оставляя все житейские проблемы позади церковной ограды. Быстро вышагивая по дорожке, ведущей в храм, Люба думала о том, что осталось еще одно малюсенькое желание — чтобы любимое место под…
Моей бабушке Путиловой Марии Петровне посвящается Теплые струйки парного молока нежно бились и бились о подойник. Сидя на маленькой скамеечке, Маня доила корову Зорьку, а сама вспоминала нынешнее утро, когда ей пришлось идти на поклон к Ивану − мужнему брату. Ее муж Андрей два года воевал на фронте − пока…
Когда я учился в школе, то каждое лето ездил к дедушке Мише и бабушке Тамаре в Грузию, в Дигоми, где у них был большой дом, в котором прошли первые два года моей жизни. Он стоял на склоне горы, на котором раскинулся большой сад. Прямо у террасы под крышей из желтой…
Заканчивается воскресная служба. Как это обычно и бывает, подходят люди – кто-то побеседовать, кто-то задать вопрос, кто-то обсудить намеченные дела по приходу.
7 ноября 2012 года в Москве на Красной площади проводили первый памятный исторический парад. А я в это же самое время вела свою обыкновенную рядовую экскурсию по Государеву двору в Коломенском. У детей каникулы, поэтому их немного и им не всё равно. Это не вместо уроков, это по желанию.
Мария стояла, прислонившись к стене храма, и беззвучно плакала. Слезы градом катились по щекам, не хватало воздуха, дыхание перехватывало, но она не позволяла вырываться рыданиям наружу – было воскресенье, и храм был полон прихожан.
19.09.2015

Окно

Рассказ посвящается владыке Пантелеимону (Шатову). «Окно. Оно моё единственное око». Семён Кирсанов
Тяжелейшие испытания выпали на долю маленькой Вали с самых первых дней ее жизни.
Невероятно – находиться совсем рядом с человеком, который прошел через войну, едва спасся от бомбежки под Тихвином, мерз в окопах под Сталинградом, чудом уцелел на минных полях, слышал ужасающую тишину мертвых городов и хоронил товарищей, зверски убитых бандеровцами на Украине.
Алексей Петрович Кротенков (священномученик Алексий Кротенков) родился в 1878 году в доме белорусского крестьянина в Черниговской губернии в селе Неклюбка.
Рассказ о великом русском святом, предназначенный для чтения вместе с детьми.
Поэзия чарующе манит нас как своей приятной, музыкальной, ласкающей ухо формой, так и своим ярким, картинно-выраженным и вдохновляющим содержанием. Ее звуки, полные чудной музыки, отрешая от обыденной суеты, влекут нас в мир идеальной, небесной красоты.
Как-то раз отец Иосиф говорит мне: «У нас на Высоком будет венчаться грузинская пара. Хотите, я возьму вас с собой?» – «Конечно, хочу!» Я не большой любитель шумных праздников, но грузинскую свадьбу пропустить не могу. Чтобы ее представить, нужно вспомнить грузинские духовные песнопения, тосты старых друзей с молодым вином нового…
Ночью отец Борис спал плохо. Часто просыпался: в вагоне было душно, а от окна сильно дуло, в соседнем купе долго не ложились – смеялись, разговаривали, выпивали. Крепко уснул уже под утро и, разбуженный громким голосом проводницы, сначала не мог понять, где он вообще находится. Слезая с полки, почувствовал, как сильно…
– Ульяшка! Мишка идет! Я его за версту чую! – тревожный голос бабки Анисьи сквозь сладкий сон. Семнадцатилетняя Ульянка, молодая, крепкая, кубарем скатывается с теплой уютной печки. Тугая светлая коса бьет по плечам. Легкие резвые ножки не перебирают ступеньки лестницы – порхают по ним. За окном идет снег, вьюжит, ничего…
Знакомый батюшка рассказал такую историю. Заприметил он, что третий день подряд, как только заканчивается служба, к иконе святой блаженной Ксении Петербургской подходят две довольно странные женщины.
Все началось с того, что батюшку, к которому я целый год ходила на исповедь, перевели из Москвы в деревню. В 80-е годы это частенько случалось со священниками, к которым, по мнению бдительных «кураторов», начинало ходить слишком много новых прихожан.
В первых числах ноября грязь наконец замерзала и лужи к утру покрывались хрупким стеклом. Повернувшись спиной к прожитому лету, сгорбившись, как старик, я уходил в тоннель второй школьной четверти, утешаясь одними воспоминаниями. Но за снежными барханами зимы с её ранним тусклым электричеством и свинцовым недосыпом светился новогодними лампочками оазис зимних…
Страница 1 из 4